ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тип статьи:
Авторская

Юридический статус дворянского землевладения в течение 1$й поло$

вины XVIII века претерпел существенные изменения. Завершился про$
цесс слияния двух форм собственности на землю – поместья и вотчины.
В связи с этим земельные раздачи, осуществлявшиеся после 1714 г.,
перестали быть массовыми и приобрели наградной характер. Крайне же$
сткие ограничения прав сословия на владение и распоряжение недвижи$
мостью, введенные при Петре I, во 2$й четверти XVIII столетия посте$
пенно отменялись. Был ослаблен контроль дворянских родовых
корпораций над сделками с имениями, находившимися в собственности
отдельных представителей фамилии.
Вместе с тем землевладение дворянства на всем протяжении 1$й по$
ловины века продолжало носить феодальный, крепостнический, услов$
ный и ограниченный характер. Сохранялись иерархическая структура
собственности (государство – род – дворянин), а также элементы вот$
чинной юрисдикции землевладельца по отношению к крепостному кре$
стьянству. Произошло усиление сословного характера дворянской соб$
ственности на населенные и ненаселенные имения. Сохранив право
верховной собственности на весь дворянский земельный фонд, казна в
течение всего изучаемого периода, как и ранее, активно использовала
практику конфискации и пожалования имений. Продолжали существо$
вать значительные ограничения прав собственника на распоряжение вот$
чинами. Ликвидация поместной системы и либерализация дворянской
службы, начавшаяся после смерти Петра I, фактически не изменили тра$
диции, в соответствии с которой сословие рассматривалось как служи$
лое, а право дворянства на владение недвижимостью было прочно связа$
но с государственной службой.
В 1$й половине XVIII столетия начинается новый этап развития дво$
рянского землевладения в Центральном Черноземье. Это было обуслов$
лено следующими факторами.
Во$первых, в данное время ЦЧР фактически потерял статус погранич$
ной территории. В указанном процессе решающую роль сыграли однодвор$
ческая колонизация Юга России в XVII столетии и постройка Белгородс$
кой и Изюмской засечных черт, сделавшие уезды Центрального Черноземья
более безопасными. Помимо этого, новые принципы комплектования ар$
мии, введенные при Петре I, значительно снизили потребности короны в
служилых людях, в том числе и на южных рубежах страны. А поскольку
как в XVII, так и в XVIII вв. политика правительства в отношении статуса
уездов Юга России обусловливалась балансом между узкосословными ин$
тересами дворянства и заинтересованностью монархии в безопасности
южных границ государства,1 верховная власть уже в конце XVII столетия
значительно ослабляет контроль за распространением крепостнического
землевладения в Центрально$Черноземном регионе.
Во$вторых, в изучаемый период произошла активизация процессов
консолидации сословия светских феодалов и его размежевания с осталь$
ной массой служилых людей, вошедших при Петре I в состав податных
категорий населения. Осуществлялось слияние различных привилегиро$
ванных социальных групп, унификация их статуса, ликвидировалось раз$
деление дворянства на московские и городовые чины, а затем была уста$
новлена единая чиновная иерархия Табели о рангах 1722 г. Кроме того,
уже к концу XVII столетия происходил распад «служилого города», уси$
ливалась мобилизация земли в дворянской среде, вследствие чего земле$
владение городовых дворян перешагнуло границы тех уездов, по кото$
рым они служили.2
Именно этими причинами было вызвано то, что с конца XVII века
правительство фактически отказалось от системы «заказных городов».
Новые принципы землевладения на Юге страны были утверждены в за$
конодательном порядке в 1727 г.: разделение уездов на закрытые и откры$
тые для московских чинов отменялось, а дворянство получило право на
беспрепятственное приобретение земель в бывших «заказных городах»,
исключая земли однодворцев. К сохранению однодворческого землевла$
дения правительство подталкивала неразрешенность Крымского вопро$
са и необходимость сохранения однодворцев как платежеспособной ка$
тегории населения, способной содержать ландмилицию и служить в ее
составе; а поскольку интересы казны ограничивались именно этим, са$
модержавие с 30$х гг. XVIII века разрешило дворянам покупку «отсут$
ственных» однодворческих земель, на которых представители тяглого
сословия не были положены в подушный оклад. Наметившаяся тенден$
ция к ограничению землевладения однодворцев их наделами стала еще
одним шагом на пути сближения статуса мелких служилых людей Юга
России с положением государственных крестьян.
С этой точки зрения вполне закономерно, что одной из важнейших ха$
рактеристик процесса эволюции дворянских владений в Центральном Чер$
ноземье в 1$й половине XVIII века являлось их территориальное расшире$
ние. За период 1700$1762 гг. общие размеры землевладения сословия в
регионе, по нашим оценкам, выросли в 5,31 раза (с 1268 тыс. до 6737 тыс.
десятин), а по пашне – в 3,55 раза (с 951 тыс. до 3375 тыс. десятин). За это
же время численность крепостных, проживавших в дворянских имениях
ЦЧР, увеличилась в 3,37 раза – с 222 тыс. до 749 тыс. душ муж. п.
Наиболее масштабное проникновение крепостнического землевладе$
ния в южные уезды страны происходило в 1$й четверти XVIII века, когда

экспансия дворянства в ЦЧР была практически бесконтрольной. На это

время пришлось свыше 2/3 миграционного прироста населения дворянс$
ких владений, отмеченного за период между 1700 и 1762 годами. После во$
зобновления правительством в конце 20$х гг. XVIII века протекционист$
ской политики по отношению к однодворческому землевладению темпы
роста дворянских вотчин в регионе постепенно снижаются, а в период меж$
ду II и III ревизиями прирост числа крепостных, принадлежавших дворян$
ству, находился на уровне естественного. Показательно, что доля однодвор$
цев в общей массе податного населения ЦЧР, составлявшая в конце XVII
столетия 42 %, ко времени I$III ревизий стабилизируется в районе 30$32 %.
Крепостническая колонизация Центрального Черноземья осуществ$
лялась с севера на юг и с запада на восток. В связи с этим наиболее масш$
табный рост дворянского поместно$вотчинного фонда в 1$й четверти
XVIII века происходил в Белгородской губернии. Между I и II ревизиями
этот процесс смещается к востоку, захватывая территорию Воронежской
губернии. К середине столетия усиливается переселение части крепост$
ного населения дворянских вотчин в самые южные провинции ЦЧР. Од$
нако следует подчеркнуть, что активное расширение дворянских владе$
ний в 1$й половине XVIII столетия было в целом наиболее характерно
для уездов, располагавшихся на линии «заказных городов» 1681 г., а так$
же к северу от нее, то есть для той территории, которая вплотную примы$
кала к древнему Замосковному краю, являвшемуся на протяжении веков
сосредоточием светского феодального землевладения России.
Крупнейшими центрами дворянского земле$ и душевладения в ЦЧР
к середине XVIII века являлись Белевский, Брянский, Елецкий, Кара$
чевский, Керенский, Кромский, Курский, Новосильский, Орловский,
Рыльский, Ряжский, Севский и Шацкий уезды. В более южных районах
Центрального Черноземья рост дворянских вотчин был выражен не столь
ярко, а уезды, расположенные по Белгородской черте, и к середине сто$
летия оставались преимущественно однодворческими.
Территориальный рост крепостнического землевладения в ЦЧР сопро$
вождался укрупнением имений, и ко времени III ревизии в крупных вла$
дениях проживало 66,16 % помещичьих крестьян по региону против
48,79 % в начале века. Концентрация земельного фонда и крепостных в
руках крупных собственников была свойственна как для верхушки дво$
рянства, так и для остальной части сословия, что опровергает устоявшее$
ся мнение об измельчании владений рядового дворянства в связи с лик$
видацией поместных раздач. Более того, темпы укрупнения владений
дворянства, не входившего в правящую группу сословия, намного пре$
вышали те же показатели по имениям наиболее чиновного слоя дворян,
где степень концентрации крепостных в крупных имениях была близка к
максимальной уже в начале XVIII столетия. Вышеперечисленные про$
цессы являлись особенностью Центрального Черноземья, поскольку рас$
ширение крепостнического землевладения в регионе осуществлялось в
значительной мере за счет массового захвата и скупки земель.
Наиболее активной в освоении Центрально$Черноземной России яв$
лялась чиновная верхушка сословия. За период с 1700 по 1762 г. доля кре$
постных, проживавших в имениях этого слоя дворянства, возросла на
16,8 % (с 42,4 % до 59,2 %). Таким образом, отказ правительства от систе$
мы «заказных городов», ограничивавших распространение владений мос$
ковских чинов на Юге России, объективно способствовал усилению по$
зиций верхушки дворянства в ЦЧР и расширению экономической базы
политического господства этой части сословия. К середине XVIII столе$
тия Центральное Черноземье становится одним из центров землевладе$
ния правящей группы дворянства. Взаимосвязь властных полномочий и
собственности отражалась также в том факте, что удельный вес крупных
имений в составе владений правящей группы светских феодалов в ЦЧР
был значительно выше, чем у остального дворянства.
Наряду с распространением дворянского землевладения, в Централь$
ном Черноземье происходил процесс трансформации родовой структу$
ры имений привилегированного сословия. В течение 1$й половины XVIII
века доля крепостных, числившихся в ЦЧР за представителями родов,
формировавших верхушку сословия в XVII столетии, снизилась с 43,68 %
до 25,44 %. В то же самое время удельный вес владений, принадлежав$
ших «новой аристократии», сложившейся в изучаемую эпоху, возрос с
0,6 % до 9,85 %. За указанный период также оформился слой весьма круп$
ных земле$ и душевладельцев из числа провинциального дворянства, а
доля крепостного населения, сосредоточенного в имениях, принадлежав$
ших по ЦЧР этим фамилиям, возрастает с 18,38 % до 27,26 %.
Данный процесс являлся отражением более общего: изменения состава
тех дворянских родов, представители которых входили в правящую груп$
пу сословия.
Вовлечение во власть худородного провинциального дворянства и
выходцев из социальных низов было вызвано необходимостью расшире$
ния социальной опоры тех реформ, которые проводились в стране при
Петре I, а последовавший за этим период дворцовых переворотов, харак$
теризовавшийся сменой правящих элит, также позволил возвыситься це$
лому ряду неродовитых и беспородных фамилий. Кроме того, изменения
в составе правящего сословия давали возможность активно формировав$
шемуся в этот период российскому абсолютизму усилить независимость
верховной власти от боярских аристократических фамилий XVI$XVII вв.,
а также найти источник для пополнения стремительно расширявшегося
бюрократического аппарата.
Основной средой, из которой в петровское и послепетровское время
пополнялась правящая группа сословия, оставались многочисленные про$
винциальные фамилии. Из этого слоя в состав чиновной верхушки дво$
рянства в 1$й половине XVIII века попадают Алсуфьевы, Апраксины, Бес$
тужевы$Рюмины, Воронцовы, Головкины, Дубенские, Каменские,
Сафоновы, Толстые, Ушаковы, Чернышевы, Шеншины, Шепелевы,
Шуваловы и целый ряд других родов. Провинциальному дворянству так$
же принадлежали ведущие позиции среди крупновотчинных родов ЦЧР:
к 1762 г. из 140 фамилий, владевших более чем по 1 тысяче душ муж. п.,
97 относилось в XVII веке к среднему и низшему слою провинциальных
дворян. Количество стремительно возвысившихся выходцев из низов

общества было не так велико, и из них только графы и дворяне Разумов$

ские и графы Скавронские владели в ЦЧР ко времени III ревизии более
чем по 1 тысяче крепостных. Следует также заметить, что положение фа$
милий, вошедших в 1$й половине XVIII столетия в состав «новой знати»,
было весьма нестабильным, а аристократические корни имели лишь не$
многие (князья Кантемиры, князья фон Голштейнбек, царевич, принцы
и князья Грузинские, князья Багратионы, князья Дадиановы).
Активное расширение в Центральном Черноземье в 1$й половине
XVIII века земле$ и душевладения «новой аристократии» и ряда провин$
циальных родов, представители которых проникали в высшие эшелоны
власти, не привело тем не менее к резкому изменению родового состава
крупных собственников в регионе. В их числе продолжали оставаться
Безобразовы, князья Волконские, князья Гагарины, князья Голицыны,
графы и дворяне Головины, князья Долгоруковы, Измайловы, Колычо$
вы, князья Куракины, Лопухины, графы и дворяне Матюшкины, князья
Мещерские, Нарышкины, князья Одоевские, князья Репнины, графы и
дворяне Салтыковы, Соковнины, князья Трубецкие, Хитрово, князья
Черкасские, князья Шаховские, графы и дворяне Шереметевы, князья
Щербатовы. Эти и целый ряд других фамилий, относившихся к среде
княжеской аристократии, старомосковской знати и верхушке провинци$
ального дворянства XVII столетия, продолжали занимать весьма проч$
ные позиции в составе чиновной элиты страны, составляя своеобразное
консолидирующее ядро господствующего сословия. Подорвав монопо$
лию боярской аристократии на власть, «новая знать» тем не менее была
не в состоянии заменить древнюю и родословную часть дворянства, об$
ладавшую значительными земельными богатствами, огромным числом
крепостных крестьян и многовековыми традициями службы на высших
государственных постах.
Комментарий редакции:
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Важинский В.М. Землевладение и складывание общины однодворцев в XVII веке: По мате$
риалам южных уездов России. Воронеж, 1974. С.79.
2 См.: Новосельский А.А. Распад землевладения служилого «города» в XVII в. (по десятням) //
Русское государство в XVII в. М., 1961. С.231$253; Водарский Я.Е. Население России в конце XVII
– начале XVIII века. Численность, сословно$классовый состав, размещение. М., 1977. С.75$76.
Нет комментариев. Ваш будет первым!